Вы здесь

Главная » Семей – Семипалатинск город. Архитектурные, культурные и исторические достопримечательности.

Семипалатинск XIX - XX веков.

Индивидуальные экскурсии по Семею.

«Вид из-за Иртыша на Семипалатинск был привлекательнее внутренности города, состоявшего из некрасивых деревянных домов и растянутого вдоль берега реки. Направо торчали острые верхушки 5 или 6 некрасивых деревянных минаретов, а налево возвышались лучшие в то время каменные строения города: белый каменный госпиталь и единственная кирпичная православная церковь. Ещё левее тянулась вдоль берега длинная казацкая слобода, состоявшая из таких же невзрачных деревянных домов, как и город. В то время (в 1856 г.) в городе было менее 9 тысяч жителей; к концу века число их почти учетверилось (до 35 тыс.). Не было в городе в то время и никаких древесных насаждений. Всё заречное левое прибрежье Иртыша, песчаное и пыльное, имело вид совершенной пустыни, и только на островах реки были видны высокие деревья - осины и тополи.

Петр Семенов Тян-Шанский. «Путешествие в Тянь-Шань».

Туры и прогулки по Семипалатинску.

В 1825 году в Усть-Каменогорске насчитывалось 1304 чел., Бухтарминске - 718, Семипалатинске - 2000 человек. Рост городского населения обусловил заметное расширение градостроительства.
Например, в Семипалатинске в 1835 г. было 684 дома, в 1851 - уже 880, в Усть-Каменогорске число домов возросло с 284 в 1835 г. до 375 в 1851 г. Основная масса построек городов дореволюционного Казахстана, то она представляла собою одноэтажные деревянные и глинобитные домики, среди которых местами возвышались колокольни церквей и минареты мечетей, придававшие облику города восточно-европейский колорит.
Хотя многие города и села имели регулярную планировку, но при их застройке не соблюдался принцип архитектурно-художественного единства. Это можно видеть на примерах застройки городов Семипалатинска и Верного.
Центр Семипалатинска размещался поначалу несколько восточнее, на правом берегу Иртыша. Но в 80-х годах он переносится на север, на место нынешнего парка культуры и отдыха.
Река определила направление сети улиц, идущих параллельно и перпендикулярно изгибу ее берегов, Правильный учет этого природного фактора, выразился в рациональной планировке города и размещении его центра.
Однако более поздняя застройка города, отражавшая интересы частных предпринимателей, нарушила эту правильную идею организации его центра. Промышленные предприятия, размещенные вдоль берега Иртыша, отрезали центр города от реки и захламили красивую, живописную часть его территории.
Основными видами строительства того времени были жилища, культовые здания (мавзолеи, мечети, церкви) медресе, торговые конторы, административные и общественные здания, магазины, караван-сараи, бани, школы, больницы, фабрично-заводские здания, железнодорожные вокзалы, помещения для скота и др...
Они сооружались главным образом русскими, казахскими и татарскими купцами.
В городе сохранилось трехэтажное здание бывшего медресе - в районе торгового дома «Дана». Начиная с конца XVIII века, в отдельных городах Казахстана открываются русско-казахские школы для подготовки переводчиков и писарей.
Число этих школ быстро растет. Для них строились специальные здания, в архитектуре которых отразились различные направления русской архитектуры второй половины XIX и начала XX века.
Пример тому - здание Заречной духовной миссии для новокрещенных - мусульман. С ростом экономического и политико-административного значения Семипалатинска городская власть все больше внимание уделяет благоустройству и архитектуре города.
В 60-х годах г. Семипалатинск занимал в длину около 3 верст, в ширину - до полутора верст. В то время основная часть города была расположена на правом берегу р. Иртыш. В конце XIX века по
распоряжению городской управы, Заречная и другие слободки были присоединены к г. Семипалатинску. В результате границы города заметно расширились. Джордж Кеннан, посетивший Семипалатинск в 1884 году описывал Семипалатинск так: «Мы въехали в длинную, широкую и пустынную улицу с двумя рядами некрашеных деревянных домов, в которых еще заперты были ставни, и крутые пирамидные крыши казались особенно серыми и высокими в сероватом, предутреннем свете».
Джордж Кеннан (1845 – 1924 г.г.) - американский путешественник и журналист, совершил в 1864 году путешествие из США через Аляску, Берингов пролив и Сибирь в Европу.
По возвращении он написал книгу, которую напечатал в том же году в Лондоне. Она была переведена на русский язык и издана в Санкт-Петербурге в 1872 году под названием «Кочевая жизнь в Сибири.
Приключения среди коряков и других племен Камчатки и Северной Азию». Д.Кеннан объездил всю Северо-Восточную часть Европейской России и Сибири со специальной целью изучения русской ссылки. Описание этого путешествия появилось в отдельном издании в Лондоне в 1891 году.
Джордж Кеннан в своей книге «Сибирь и ссылка» приводит следующее любопытное замечание: «Господин Леонтьев передал мне историю Семипалатинской библиотеки и выразил мнение, что она не только большое благо для ссыльных, но и возбуждает интеллектуальные интересы в городе. Даже киргизы пользуются ею».
«Я знаю одного старика киргиза Ибрагима Кунанбаева, который ходит в библиотеку и читает даже таких авторов, как Дрепер Эмилль... Я узнал, что он усердно изучает английскую философию и читает, в русском переводе, конечно, этих авторов. 
Я раз целый вечер беседовал с ним насчет дреперовской «Истории умственного развития Европы», и оказалось, он имеет довольно ясное представление о предметах» («Сибирь и ссылка», стр. 140, Петербург, 1906 г.).
Казахская степь в лице Абая приобрела не только справедливого, мудрого советчика, но и прекрасного поэта. Его стихи заучиваются наизусть, передаются из уст в уста. Имя Абая становится самым популярным, самым любимым именем для его родной степи.
Последние двадцать лет своей жизни Абай целиком посвящает поэтической деятельности. Наряду с созданием собственных произведений он переводит любимых поэтов: Пушкина и Лермонтова.
Блестящие переводы Абая отрывков из пушкинского«Онегина», «Думы», «Дары Терека», «Парус», «Кинжал», «Молитва», «Выхожу один я на дорогу» и других стихов Лермонтова до сих пор остаются непревзойденными по мастерству переводами русских классиков на казахский язык. Г.Н. Потанин, посетивший Семипалатинск в 80-х годах ХIХ века, писал, что Семипалатинск «резко отличался от других городов Сибири - это своего рода Одесса на нашей среднеазиатской границе.
Вместо кораблей здесь имеются вереницы верблюдов из Туркестана и Китая. Навьюченный верблюд - это корабль пустыни, представлен на гербе области как указание на торговые сношения города мусульманским Востока».
В Семипалатинске было много купцов. Достаточно сказать, что в' 1863 году было 2688 купцов обоего пола. Значительная часть населения занималась хлебопашеством на арендованных землях, главным образом в Бельагачской степи.
Во второй половине XIX века в городе дальнейшее развитие получает промышленность по переработке сельскохозяйственного сырья: кожевенные, салотопенные, мыловаренные, винокуренные, маслобойные и другие предприятия.
В начале XX века крупные российские фирмы и суконные фабрики военного ведомства заготовляли здесь шерсть, кожи и.т.п. через своих агентов-комиссионеров. Одно шерстомойное заведение принадлежало Торговому дому «Стукен и К'» в Москве.
Фирма закупала в Семипалатинске джабагы (грубая весенняя овечья шерсть), верблюжью шерсть, козий пух. Она была неограниченным монополистом на Семипалатинском шерстенном рынке.
Шерстомойные заведения Семипалатинского предпринимателя В.П. Злокозова обслуживали свою суконную фабрику, работавшую на военное ведомство в селе Арямине Екатеринбургского уезда Пермской губернии.
Согласно отчету по Семипалатинской области за 1888 год кузнецов и слесарей насчитаны 873, портных - 40, сапожников 1704, седельников и шорников 650, серебряников и медников - 384, столяров, плотников и токорей - 1057.
В годы первой мировой войны суконные фабрики военного интендантства резко увеличили объем производства, так как повысился спрос на шерсть. Предприниматели открыли несколько новых шерстомоек в Семипалатинской области.
К ним относятся две шерстомойки В.П. Злоказова, имеющие каждая по 100 человек рабочих и находящиеся - одна близ города Семипалатинска, а вторая - в Павлодарском уезде, близ поселка Ермак.
Они работали для нужд интендантского ведомства. Три шерстомойки торгового дома братьев Асеевых (одна находилась близ Семипалатинска, а две другие не далеко от города Зайсана) также выполняли заказы интендантского ведомства.
Наибольшая концентрация капитала была достигнута в мукомольной промышленности. Примером может служить синдикат акционерного общества мукомольных предприятий, организованный в 1908 г.
Во главе акционерного общества стояли Семипалатинский городской голова П. Плещеев, крупные купцы - владельцы мукомольных предприятий М. Красильников, М. Артамонов, В.
Ядрышников, Л. Мусин и др. Всего 27 человек. В руках членов акционерного общества были и городское управление. Не имея конкурентов, они назначали цены на зерно и муку по своему усмотрению.
Продавая муку по очень высокой цене в Омске, Петропавловске, Тюмени и других городах, получали громадные барыши. Достаточно привести такой пример: с 21 мая 1908 г. по 1 октября 1909 г. на основной капитал в 1800000 руб. «Общество» получило чистой прибыли 744811 р. 16 коп, т.е. 41,3%.
Крупные мельницы были почти во всех городах Восточного Казахстана. В 1900 г. в Павлодаре было три мельницы, в Усть-Каменогорске одна, несколько мельниц действовало в Семипалатинске.
В Бухтарме были одна колесная водяная и до 10 мелких мельниц. Однако сибирское мукомолье, как и общероссийское, уступало наиболее развитому зарубежному мукомольному производству.
В 1900 году в области было 16 салотопенных, мыловаренных и свечных предприятий. Они вырабатывали продукции на 32150 руб. В 1906г. в Омск и Казань было вывезено перетопленного сала 45 тыс. пудов.
В 1900 г. в области было 22 кожевенных завода, в 1908 г. - 31. Они выпускали продукции: в 1900 г. - на 134 455, в 1908 г. - на 443860 рублей. Кожа в основном шла на обувь. В военное время потребность в кожевенных товарах возросла.
Это способствовало росту кожевенных заводов. В 1915 г. П. Плещеев открыл кожевенный завод для выполнения заказов военного ведомства. Другие крупные заводы - «Товарищества П. Плещеева и К'» и «Товарищества братьев Трапезниковых» также работали исключительно по военным заказам.
Предприятия были оборудованы слабо. На заводе Джолдыбаева имелись водяной двигатель, три чана, зольника. Завод Б. Щеглова имел конную толчею, пять чанов, два зольника. Не на всех предприятиях кожи дубились.
Выделывались они вручную, мойка и вымочка производились в реках и озерах. Орудия труда, инструменты были примитивными. Основную роль играл чан, в котором сырье обрабатывали руками и ногами.
Кроме кожевенного производства в Семипалатинской области действовало несколько мелких овчинно-шубных предприятий. Они сосредоточились в Семипалатинске (три) и Усть-Каменогорске (два).
Здесь было занято 16 рабочих, а объем производимой продукции составлял 4 тыс. руб. в год. Мельницы имелись во всех городах, крупных поселках и станицах края. Оборудование их было весьма примитивное, основанное на применении силы ветра, воды, лошадей.
«Конно-приводная мукомольно-обдирочная мельница действует не механическим, усовершенствованным приводом, а наклонным кругом, приводимым в движение ходящими по нему лошадьми»,- читаем об одной такой мельнице в «Обзоре» области.
Большинство мукомольных предприятий представляли собой мелкие и технические несовершенные мельницы, которые сбывали свою продукцию на местном рынке. Мельницы мололи муку для городского - населения и переселенцев; жители аулов, за исключением крупных баев, обходились обычно своими ручными мельницами. Владельцы крупных паровых мельниц скупали зерно у крестьян по низким ценам, перерабатывали его в крупчатку и получали огромные прибыли.
В 1895 г. акцизная система обложения спиртных напитков была заменена казенной винной монополией. Это было одно из мероприятий правительства по увеличению государственных доходов.
По «Положению о казенной продаже питей» от 6 июня 1894 г. каждый завод должен был поставить в казну пять тысяч ведер сорокаградусного спирта. Водочные изделия, производившиеся в Восточном Казахстане, в основном находили сбыт в пределах края.
Наряду с винокурением возникают пивоваренное производство и заводы фруктовых вод. Так, винокуренный завод Торгового дома «П.П. Плещеева и К'» вырабатывал пиво и фруктовые воды.
Были основаны заводы фруктовых вод товариществ «И. Васильев и К '», «Бавария», А. Б. Качирек, К.С. Никитина и Н. П. Никитиной. На этих предприятиях, кроме завода, где было 77 рабочих, работали от 8 до 20 человек.
Стоимость годовой продукции каждого составляла примерно от 18 до 40 тыс. руб., оборудование состояло из варочного котла и солододолбилки. На пивоваренных уездных предприятиях применялся ручной труд.
Приемы изготовления пива были чрезвычайно примитивными. Ни на одном из уездных заводов не было паровых котлов, пиво варили так называемым огневым способом, т.е. при помощи топок, в котлах.
Пивоваренные и водочные заводы были размещены в основном в городах. Это облегчало предпринимателям реализацию своей продукции. Первая мировая война тяжело отразилась на винокуренном производстве.
В начале войны была запрещена продажа спиртных напитков, в связи с этим винокуренные и пивоваренные заводы в Семипалатинской области были закрыты. В отчете старшего фабричного инспектора за 1915 г. указывается, ччто винокуренные и пивоваренные заводы с числом рабочих от 8 до 60 и с годовой стоимостью продукции от 15 до 17 тыс. руб. прекратили производство.
В 1911 г. в Семипалатинской области насчитывалось 21 маслодельное предприятие, стоимость производимого масла достигла 78 366 руб. здесь занято было 54 рабочих, в том числе 12 подростков.
Особенно заметное развитие получило маслоделие в годы, предшествовавшие войне, и в первые годы войны. Валовая продукция в 1913 г. составляла 447 тыс. руб. Только из Семипалатинска в 1912 г.было вывезено около 244 тыс. пудов масла.
Вообще же из области ежегодно отправлялось до 400 тыс. пудов масла. Хороший сбыт находило масло в Семипалатинске, где несколько иностранных торговых контор закупали его для вывоза за границу.
Маслоделие в области было также примитивным. На каждом предприятии работали всего два-три человека. В период нового промышленного подъема в золотодобывающую промышленность Казахстанского Алтая интенсивно вливаются крупные промышленники из городов Центральной России, Сибири, Алтая, среди которых было много выходцев из семипалатинских и Усть-Ккаменогорских капиталистов.
Например, известные семипалатинские предприниматели П.П. Плещеев, М.С. Мусин, М.В. Хамитов и другие являлись крупными золотопромышленниками, учредившими несколько паевых товариществ.
Золотопромышленность создавалась не только за счет местных накоплений, но также и за счет ввоза капиталов из России. Товары на прииски из Усть-Каменогорска и большого торгового села Зыряновска золотопромышленники доставляли по Иртышу и другими путями.
Водным путем пользовались крупные промышленники, так как для доставки грузов здесь нужно было иметь свои карбасы или же нанимать их. Такой карбас стоил 200 руб. и сопровождался обычно шестью рабочими с заработной платой 10 - 15 руб. в месяц.
В 1901 г. впервые начались рейсы парохода «Святой Ключ» Верхне - Иртышской компании Плещеева, Березницкого и др. между Семипалатинском и Зайсаном. В том же году приисковые грузы перевозил пароход «Зыряновск», совершавший рейсы между Усть-Каменогорском и Гусиной пристанью.
Он был предназначен для обслуживания предприятий своего общества, но стал принимать и посторонние грузы, насколько позволяло его грузоподъемность. В том же году семипалатинские золотопромышленники Б.П. Часовников, Л.П. Степанов, М.С. Мусин образовали компанию - из которых 30 паев принадлежало Часовникову, 30 паев - Степанову и 30 паев - Братьям Мусиным.
Таким образом, в период между 1910 и 1913 гг. на востоке Казахстана было учреждено более десяти товариществ. Взаимоотношения между ними стали развиваться в направлении все более тесного производственно-технического сотрудничества.
В частности, они выработали общие – правила применения тепловых двигателей при производстве горных работ. Улучшению технологии производства содействовало и то, что иногда сами инженеры становились членами товарищества.
Так, инженер технолог Ракчеев был членом «Аюкальского акционерное общества», получив от акционера Хатимского 60 из 100 его паев за десять тыс. руб. Хозяйственно-интеграционные процессы заметно способствовал распространению русской и арабской грамотности, а также общем подъему культуры.
Заметное продвижение вперед в деле русского просвещения произошло после известных реформ 60-х годов XIX века. К 1863 году в городе действовало 2 учебных заведения, в то числе одно уездное училище с женской школой при нем, 2 церкви приходских училища, 14 казачьих и 9 частных татарских школ.
В 1864 году женская школа была преобразована в училище второй разряда. В конце XIX - начале ХХ века в городе работали мужская женская классические гимназии, учительская семинария.
С золотой медалью окончил Семипалатинскую мужскую гимназию, а затем Томский технологический институт А. Ермеков. В учительской семинарии учились Мухтар Ауэзов и Каныш Сатпаев.
Более пяти лет (1854 - 1859 г.г.) в Семипалатинске жил Фед Достоевский, написавший здесь свои бессмертные произведения «Записки мертвого дома», «Дядюшкин сон», «Село Степанчиково его обитатели».
Здесь состоялась встреча Ф.М. Достоевского с П. Сёменовым-Тянь-Шанским, Чоканом Валихановым и Г. Потаниным. В Семипалатинске отбывали ссылку студент Петербургского университета Е.П. Михаэлис, народовольцы Н. Долгополов, С.Гро, П.Лобановский, А. Леонтьев, Н, Коншин и др. Они вели Семипалатинске большую научную и культурно - просветительскую работу.
Дружеские отношения с Е.П. Михаэлисом, Н.Долгополовым и Гроссом сложились у Абая. С их помощью он знакомился классической литературой и политической жизнью общества.
В свою очередь, Абай помогал друзьям изучать историю, культуру и быт казахского народа. Особенно высоко Абай ценил и любил Е.Михаэлиса, восхищался его энергией, просветительной и научной деятельностью.

Мечеть построена на средства семипалатинского купца Ф. Плещеева. Автор фотографии неизвестен.Главная мечеть в Семипалатинске. 1870-ые годы. Фотография Лидии Полторацкой.Город Семипалатинск. 1870-ые годы. Фотография Лидии Полторацкой.Семипалатинский базар. 1870-ые годы. Фотография Лидии Полторацкой.Никольский собор. Находился раньше на территории Ленинского парка. Фотография конца XIX века, автор неизвестен.Церковь Святого Александра Невского. Фотография конца XIX века, автор неизвестен.Часовня во имя святого Великомученика Пантелеймона. 1888 год. Автор фотографии неизвестен.Мужская гимназия, бывшее здание педагогического  института находился по улице Советской. Слева видна церковь - Знаменский собор. Фотография конца XIX века, автор неизвестен.Дом купца первой гильдии Фёдора Степанова. Фотография конца XIX века, автор неизвестен.Киргизская миссия. Фотография конца XIX века, автор неизвестен.Александро-Невская церковно-приходская школа.  Фотография конца XIX века, автор неизвестен.Церковь города. Автор фотографии неизвестен.Вид на Татарку. Фотография конца XIX века, автор неизвестен.Семипалатинск. Вид с мечети.  Фотография конца XIX века, автор неизвестен.Улица Города. Фотография конца XIX века. Автор фотографии неизвестен.Дом купца Березницкого. После 1917 года здесь размещалась школа. Фотография конца XIX века, автор неизвестен.Губернаторский дом. Семипалатинск. Фотография конца XIX века, автор неизвестен.На Иртыше в окрестностях Семипалатинска. Фотография конца XIX века, автор неизвестен.

Источник:
Амангельды Кажибаев: Крепость на Иртыше / Рудный Алтай.- 1998.-10 сент. - С.3. Кривенко С. Семей - Семипалатинск / С. Кривенко, А.Сапышев.- Семипалатинск: Семей-Печать, Б.г.- [20] с. Омаров А. Семь палат – древний град, построен в эпоху великого переселения народов / А. Омаров // Рудный Алтай.-1998.-10 сент.-С.6; 12 сент.-С.7; 15 сент.-С.2. Петровский, Г. Семипалатинск: вехи истории. / 7 Дней.-2001.